Фоторепортаж турмаршрута «Гусарская баллада»

0
158

Туристический маршрут «Гусарская баллада» по местам съемок фильма Эльдара Рязанова, проведенный сотрудниками музея-заповедника «Дмитровский кремль», был организован на днях в нашем районе.

Это фильм-праздник. Как жаль, что нет подобных фильмов давным-давно, давным-давно, давным-давно… Занимает по посещаемости 40-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката.

Как известно, в основу сценария «Гусарской баллады» легла пьеса Гладкова «Давным-давно», шедшая в то время в Театре Советской Армии. По текстовому объему пьеса примерно в полтора раза превышала метраж сценария. Причем, написанная стихами, пьеса особенно трудно поддавалась текстовому сокращению. Здесь нужно было сохранить и ритм, и размер стихотворных строф, и не исказить содержания диалогов.

Режиссер попытался «объять необъятное»: и содержание не потерять и текст не исказить. Работа эта была чрезвычайно трудной, но безумно интересной. Это были первые пробы стихотворчества Эльдара Рязанова, который впоследствии сам стал писать стихи.

Сначала была пьеса Геннадия Гладкова «Давным-давно». Потом спектакль на сцене Театра Советской Армии. И, наконец, в 1962 г. Эльдар Рязанов поставил героическую комедию «Гусарская баллада» о храброй кавалерист-девице Шурочке Азаровой (ее прообразом была Надежда Дурова).

В создании фильма «Гусарская баллада» большую помощь Э. А. Рязанову оказал И. А. Пырьев, добившийся разрешения постановки и уговоривший сниматься в роли поручика Ржевского Ю. В. Яковлева.

Самому Эльдару Александровичу стоило огромных усилий убедить киноначальство, что фильм вовсе не искажает русскую историю, а романтизирует ее. Пьесу А. К. Гладкова «Давным-давно», послужившую драматургической основой для фильма, Рязанов сократил, в то же время ему пришлось дописать несколько стихотворных эпизодов. Сделано это было настолько корректно и в стиле диалогов пьесы, что не вызвало у автора никаких возражений.

Из воспоминаний Эльдара Рязанова: «Часть событий происходила в усадьбе небогатого помещика. Как ни странно, найти подходящую усадьбу оказалось делом довольно нелегким. Сохранились дворцы крупных аристократов, князей, а небольших поместий нет, они варварски уничтожены в революционные и послереволюционные годы.

После долгих поисков мы набрели на рощу вековых лип — первый признак старого дворянского гнезда. Но самого дома уже не существовало. Роща укрывала полуразвалившуюся церквушку и заросший ряской пруд.

Мы решили, что церковь перестроим в здание усадьбы, вековые липы станут нашим парком, пруд очистим, установим скульптуры, разобьем клумбы, посадим цветы, возведем ограды, и у нас получится красивое и изящное поместье майора Азарова, дяди героини. Художники Михаил Богданов и Геннадий Мясников, с моей точки зрения, справились с этим на славу».

Первый кадр – небольшая церквушка на опушке леса – был найден совершенно случайно. Сев в Удино на автобус, мы собирались доехать до Рогачево, но возле Федоровки увидели что-то смутно знакомое и выскочили.

Из воспоминаний Эльдара Рязанова: «Одним из героев фильма, вернее, героинь, должна была стать полная тонкого очарования русская природа. Я хотел, чтобы у зрителя возникало чувство: за такую прекрасную землю надо драться и умирать!

Поэтому выбору натуры уделялось особенно тщательное внимание. Мы с оператором Леонидом Крайненковым и художниками не успокоились, пока не наткнулись на холмистые, с перелесками и открывающимися далями исконно русские пейзажи».

Но главной засадой стали лошади (во ВГИКе тогда верховой езде не обучали). И — снег: к съемкам зимы приступили лишь 1 марта. С первым выручила группа циркачей под руководством Михаила Туганова, но цирковые лошади ведь выступают в тепле, бегают по кругу против часовой стрелки.

А тут мороз, сугробы, ветер… к тому же жеребцы оказались очень темпераментными, лезли на любую лошадь. Рязанов ходил мрачнее тучи – бледный, замученный… Хватался за голову:

— Тяжело! Какой я дурак, что согласился! Натура уходящая, лошади бешеные…

Тем временем началась настоящая охота за снегом. Сперва снимали в тени – там где сугробы таяли медленнее. Потом углубились в леса… Снег подвозили на машинах. Так, эпизод ночной драки в усадьбе Азаровых снимался уже в конце апреля, когда снега не осталось в помине…

Весь двор усадьба засыпали опилками, мелом и нафталином. Крышу покрасили в белый цвет. Хуже всех пришлось Татьяне Шмыге — красавице Жермон: у нее от такой ядреной зимы слезились глаза и покраснел нос. Актриса была аллергиком…

А артисты, выехавшие на пленер, тем временем раздобрели на санаторном пятиразовом питании и свежем воздухе. И расслаблялись как могли. Когда Пырьев посмотрел отснятый материал, то пришел в ужас. «Где вы нашли эти сытые уродливые рожи? — орал он, указывая на упитанных «партизан». Среди «партизан» оказался и Юрий Белов, у которого только что закончился медовый месяц. Он снимался, чтобы… отоспаться.

Глядя на него, другие артисты тоже научились спать в седле в ожидании начала съемок. А сытый Белов шутил, ослабляя подпругу спящих в седле товарищей. Когда те просыпались — оказывались на земле…

Как-то коллеги отомстили ему выстрелив из газового пистолета в комнату. Но Белов пулей выскочил в окно — причем в исподнем и со второго этажа…

На роль поручика Ржевского пробовалось много известных актеров. Яковлев оказался в числе последних. Но он так полюбился Рязанову, что тот забыл задать ему любимый вопрос о лошадях… И зря. Когда поручик Ржевский прибыл — то удивил всех вопросами о том, что такое проскок и подпруга.

Общими усилиями его посадили на лошадь — и он тут же свалился. А когда кони рванули — уцепился за шею лошади обеими руками… Его спасло только актерское умение концентрироваться в одну секунду. Уже через несколько дней он уверенно держался в седле…

Юрий Яковлев: «Я тогда много работал в театре. Выпускал две премьеры, и меня отпускали на съемку лишь на два-три часа. А в разгаре была очень холодная зима и вот очередная съемка — с моим радикулитом меня вынимают из машины, сажают на лошадку. Знаменитый цирковой наездник Дуганов говорит: — Не волнуйтесь, Юрий Васильевич, это очень смирная лошадка! Тут она посмотрела на меня таким бешеным глазом! Ничего себе смирная лошадка…

Ну, взяли меня в гусарском костюме и без предупреждения с ходу водрузили на эту лошадку и командуют: «В атаку, марш!» Я скачу и чувствую, что правой ногой в стремя не попадаю. Значит, нет упора, нельзя держаться в седле. Я начинаю тихонечко сползать и слышу сзади крик Дуганова: «Ты уж не падай, а то раздавят!» Я держусь, шашку отбросил, обнял шею лошади – мы несемся неведомо куда. И вдруг она остановилась как вкопанная. А я, как мешок, слетел с нее. Это, наверное, самое яркое воспоминание от съемок…»

Именно Алисе Бруновне Фрейндлих Рязанов прочил главную роль в своей ленте «Гусарская баллада». Фрейндлих тогда не один раз приезжала на кинопробы в Москву. И даже в съемочной группе уже никто не сомневался, что у Шурочки Азаровой будет лицо Алисы Фрейндлих. Однако в самый последний момент главную роль Рязанов вдруг отдал Ларисе Голубкиной, витиевато извинившись перед своей питерской любимицей: «Алиса, ваша неистребимая женственность мне не годится. Мне нужен мальчик!»

Лариса Голубкина училась на втором курсе ГИТИСа, когда ей поступило предложение Эльдара Рязанова сняться в «Гусарской балладе»: «Предложение меня просто вдохновило. Я неслась на «Мосфильм» как сумасшедшая. Мне казалось, что роль Шурочки полностью совпадает с моим характером, с моим настроением. До меня на эту роль пробовалось много актрис, талантливых, превосходных, но меня выручила моя молодость. И внешние данные. Шурочка — гусар-девица; когда на меня надели гусарский мундир, он сидел на мне будто влитой.

Помню, меня заставляли целыми днями ходить в мужском костюме и вырабатывать мужскую походку. Я с удовольствием тренировалась в верховой езде, с радостью выходила на съемочную площадку», — вспоминает Лариса Голубкина. – « Я помню, как я стояла в гусарском костюме на Мосфильме, в перерыве смотрела в окно и думала, что завтра я здесь буду стоять, но уже в другом времени, в другом состоянии, в другом моем ощущении, – вспоминает Лариса Голубкина, – и мне так хотелось тогда остановить этот период – он был такой
прекрасный.

Совершенно невероятно – 1,5-2 года назад я была в школе, и вдруг через 2 года стою на Мосфильме в гусарском костюме. Ко мне все относились очень трепетно, я даже помню на съемочную площадку пришли два молодых человека – Коля Бурляев и Никита Михалков, которого утвердили на Петю Ростова. Он пришли и на меня смотрели восторженно – девочка в гусарском костюме.»

Гусарская баллада» принесла Ларисе Голубкиной невероятную популярность. После фильма у нее появился целый отряд фанаток. Девушки изображали из себя гусар, разговаривали басом и покуривали.

Даже отец, не одобрявший профессиональный выбор Ларисы, после выхода фильма «Гусарская баллада» изменил свое отношение к актерской профессии. И, по словам самой актрисы, гордился своей дочерью.

После «Карнавальной ночи» Рязанову было очень трудно «пробить» кандидатуру Игоря Ильинского на роль фельдмаршала Кутузова в другом его фильме «Гусарская баллада». «Как? — возмущались киноначальники. — Огурцова в фельдмаршалы? Ни за что!». И опять на выручку режиссеру пришел Пырьев. Он сказал Рязанову: «Ты — снимай, а если что — всю ответственность беру на себя».

В этом замечательном фильме навсегда запоминаются единственная, но яркая роль в кино Татьяны Шмыги, первая и лучшая роль Ларисы Голубкиной, великолепный Игорь Ильинский в роли Кутузова, не менее великолепный Антоний Ходурский в роли графа. И, конечно, великолепная музыка великого Тихона Хренникова!

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here